12:57
Автор:

Дедушка без адреса: как живёт калининградец, потерявший паспорт во времена СССР

Дедушка без адреса: как живёт калининградец, потерявший паспорт во времена СССР - Новости Калининграда | Фото: Екатерина Сильянова / Facebook
Фото: Екатерина Сильянова / Facebook

В Калининграде на улице Тельмана впроголодь живёт одинокий пожилой мужчина. Свет и газ в его квартире отключили за долги. Публикация о бедственном положении старика появилась в соцсетях, и к 64-летнему затворнику потянулись желающие помочь. "Клопс" разбирался, как Иван Иозович попал в беду и что можно сделать для одинокого человека. Корреспонденты отправились на ул. Тельмана.   

Дедушка без адреса: как живёт калининградец, потерявший паспорт во времена СССР - Новости Калининграда | Фото: Екатерина Сильянова / Facebook
Фото: Екатерина Сильянова / Facebook

Живёт дедушка на первом этаже небольшого добротного дома. Пенсионерка, которая помогает Ивану, обитает в квартире по соседству. 

Домофон не работает, поэтому я, как условились, стучу Анне Эдуардовне зонтиком в окошко. Оттуда с виноватым видом выглядывает старушка, покорно кивает и отправляется открывать дверь подъезда. Женщина еле ходит, слабо слышит и старше своего соседа лет на десять.

“Ой, вы знаете, я уже и не рада, что о нас узнали в городе. Я сама уже скоро подыхать буду, а нахлебника себе нашла. Только сейчас ушли ваши коллеги с камерами, микрофонами. Всем бегать открывать — никакого здоровья не хватит , — вздыхает пенсионерка и наставляет: — Вы стучите громче, он сейчас дома. Но не говорите, что вы журналист — он их не жалует, гоняет”. 

После продолжительного стука в тяжёлую лакированную дверь за ней слышится торопливое: “Иду, иду!” На пороге возникает высокий худощавый мужчина. Седая копна кудрей и белоснежная окладистая борода придают ему сказочный вид. Дедушка слабо держится на ногах, потому опирается на палочку.  Пронзительные голубые глаза смотрят с недоверием.

— Вы кто? — голосом Ливанова произносит он.

—  Журналист и пришла писать про вас материал.

— Вот этого счастья мне не надо. Я не уголовник, не маргинал, а вы меня ославите на весь город, и пальцем будут тыкать, — возмущённо говорит Иван Иозович. 

Позже он смягчается и соглашается рассказать о себе. В ходе беседы выясняется, что жена у Ивана Иозовича давно умерла, и с тех пор он скитается по ночлежкам, знакомым и дачам. Сюда заселился в начале осени — на зимовку. Квартира принадлежит его падчерице, которая живёт в Советске.  

Иван охотно показывает свои хоромы. Одна из комнат явно готовилась к ремонту: стены без обоев хранят следы высохшей грунтовки, с пола снят линолеум. В другой обитает Иван Иозович, там стоят кровать, стулья, на стене — ковёр. 

— Когда я женился, у моей супруги было двое детей. Потом у нас родился сын. Трое детей получается — сейчас у них уже свои дети, и никому я не нужен, — объясняет мой собеседник. 

О своей жизни он рассказывает неохотно, уточняющие вопросы не любит.

— В советское время я дома строил в Якутии, потом вернулся в Калининград, выучился на газоэлектросварщика, автокрановщика. Потом ноги стали отниматься, пошла перестройка, я на рынок рубщиком устроился, бошки рубил. Вы знаете, что это такое? Нет? Это я коровам вышибал мозги, — в этом слове Иван делает ударение на О. — Зимой  окончательно застудил коленки, и всё. Жена помогала лечиться, потом она умерла, и мне никто не помогал уже”.

Ругая родных, Иван Иозович с благодарностью говорит о тех, кто относится к нему по-доброму. По его словам, таких людей много: приносят еду, одежду. Не в обиде он и на соцслужбы. 

— Ой, да, они суетятся, бегают. Сегодня два раза были у меня, завтра ещё придут. Гуманитарку принесли, взялись за документы мои. Паспорт, наверное, удастся сделать — я его ещё в советское время потерял. У меня гражданство нерусское, лабус я (литовец — ред.). Было бы здорово, если бы мне пенсию начали платить — хоть какие-то деньги. Возможно, решатся мои проблемы, а нет — так повесимся, да и всё, и никому ничего не должен. Ноги отнимаются, язва донимает. Иногда подумываю броситься под машину, но водителя жалко становится, он же не виноват, — с холодком в голосе произносит Иван Иозович. 

По словам начальника управления социальной поддержки населения комитета по соцполитике администрации Калининграда Елены Прокопчук, Иван Иозович согласился переехать в дом ночного пребывания в микрорайоне Космодемьянского. 

“Претендовать на соцвыплаты и другие виды помощи может человек, у которого есть документ, удостоверяющий личность, а у него его нет.  Во-первых, он не менял паспорт со времён СССР: как потерял его тогда, так и не обращался за его получением до сих пор. Во-вторых, он менял фамилию. В итоге возникли большие трудности с восстановлением документов. Он много где работал, но везде устраивался неофициально. Контакты родных он не выдаёт, не хочет о них ничего не говорить, так что ситуация сложилась непростая. Единственный способ выбраться из проблем, которые у него накопились, — обратиться в дом ночного пребывания в Космодемьянском, там у службы есть полномочия назначить ему материальную помощь, а дальше поживей пойдёт и оформление документов”, — пояснила Прокопчук. 

Глава комитета обратилась к родственникам мужчины с просьбой посодействовать в оформлении бумаг.

“Я понимаю, что причины, по которым он не общается со своей семьёй, могут быть разными. Но если бы у них сохранились какие-то документы, удостоверяющие его личность и они согласились бы их представить — процесс пошёл бы быстрее”, — сказала Прокопчук. 

В феврале текущего года "Клопс" присоединился к проекту "Страна других. Бездомные". Его цель — исследовать городскую изнанку и по возможности помочь тем, кто нуждается в помощи. О городских бездомных можно почитать тут.   

6 916