Осколки Кенигсберга
Автор: Иван Скобей
26.03.2017
16:03

Брактеаты Тевтонского ордена и две бронзовые фигуры над входом в здание УФМС на Советском проспекте. Спецпроект Клопс.Ru "Осколки Кёнигсберга"

Сегодня у нас очередная встреча с хорошо узнаваемыми зданиями нашего города. На очереди у нас рассказ о бывшем здании сельскохозяйственного товарищества "Райффайзенбанк", а ныне здания Управления ФМС России по Калининградской области на Советском проспекте. Вы, наверное, не раз проходили мимо него, вглядываясь в его многочисленные широкие окна, и думали: "Чем же это здание примечательно?". Сейчас вы получите на этот вопрос исчерпывающий ответ.
 
Здание сельскохозяйственного товарищества "Райффайзенбанк" — Neue Raiffeisenhaus
 
Время строительства: 1936–1937 годы.
 
Адрес расположения: Königsberg, General-Litzmannstraße, 27–33 — Калининград, Советский пр-т, 13–17.
 
Архитекторы: З. Зассник и Х. Флатов. 
 
Бронзовые фигуры работы скульптора: Ф. Трейне.
 
 

Историческая справка

 
В Европе до крестовых походов банков в современном понимании не существовало вообще. Все банковские операции осуществляли так называемые менялы. Дело в том, что каждое государство чеканило свои собственные монеты. Их ценность определялась находившимся в них количеством золота, серебра и меди. Поэтому монета любого государства имела ценность в любой другой стране. Менялы исполняли роль современных обменных пунктов валют: деньги переходили из рук в руки по определённому курсу. Открыть меняльную лавку было очень непросто, ведь для этого требовались серьёзные гарантии и уплата не малого налога, который позволить себе могли лишь единицы. В средневековом Кёнигсберге менял было так мало, что почти каждый горожанин знал их в лицо. Изначально Тевтонский орден ввёл в обращение те монеты, которые имели хождение во всей Европе. Но уже с 1226 года орден стал чеканить свои собственные деньги — серебряные и золотые монеты с изображением Тевтонского щита, так называемые брактеаты (плоская тонкая монета из золота или серебра с чеканкой на одной стороне). Они имели такую же ценность, как и популярные в то время средневековые динарии.
 
 
В монетном дворе Штайндамма в 1260 году начали чеканить серебряные пфенниги, а затем и шиллинги. Удельный вес серебра в шиллинге (сольде) составлял от 0,7 до 0,95 грамма. Один шиллинг (сольд) равнялся 12 пфеннигам (денариям). Прусские монеты этого типа впервые появились при великом магистре ордена крестоносцев Винрихе фон Книпроде (Winrich von Kniprode) и весили 1,67 грамма (1,39 грамма чистого серебра). Однако многочисленные войны дорого обходились Тевтонскому ордену, и шиллинги крестоносцев после 1410 года довольно быстро стали терять свою платёжеспособность. Последние из них, отчеканенные при Иоганне фон Тифене, весили уже 1,32 грамма, содержав себе 0,24 грамма серебра. Однако в 1309 году чеканка монет по неизвестным причинам прекратилась, возобновилась лишь в 1456 году и продолжалась вплоть до 1803 года. В Кёнигсберге чеканились также и гульдены (дукаты), золотые монеты весом 3,5 грамма, а также талеры — их серебряный эквивалент. Финансовое разнообразие и ценность денег Восточной Пруссии впечатляли. Свои монетные дворы имелись в Торне, Эльбинге, Данциге и Мариенбурге. Каждый монетный мастер метил монеты своим сокращённым именем. Кроме того, для каждого монетного двора устанавливалась особая литера. Для кёнигсбергского монетного двора это был знак в виде буквы "Е".
 
Сами монетные дворы сооружались поблизости от водоёмов — из-за пожароопасности чеканки самих монет. В 1586 году был создан кёнигсбергский монетный двор, городские власти расположили его на берегу Замкового пруда (Schloβteich). Именно поэтому городская площадь к северо-востоку от Королевского замка, что в дальнейшем тут образовалась, получила название Münzplatz (Монетная площадь). Внутренняя работа монетного двора управлялась финансистом — мюнцмастером, а руководство всем монетным двором было доверено гроссмайстеру ордена, герцогам и его регентам. Позже это право со второй половины XVII века перешло к властям в Берлине.
 
 
А теперь для лучшего понимания ценности денег того времени приведём вам несколько наглядных примеров стоимости различных товаров. В 1457 году за одну марку можно было купить целую корову, а за пять марок — хорошую добротную лошадь. Для сравнения: солдат в Pillau (ныне Балтийск) получал в качестве жалованья один талер в месяц, кружку пива в день и походную форму на два года. Арифметика была таковой: одна прусская марка равнялась трём талерам, или 60 шиллингам, или 720 пфеннигам. Помимо собственной валюты, в Восточной Пруссии ходили деньги ещё пятнадцати государств. Интересно отметить, что русское слово "грош" произошло от названия монеты, которую чеканили в Кёнигсберге при герцоге Альбрехте (Albrecht von Brandenburg-Ansbach). Сама монета тогда называлась "гросс", то есть "большой", и содержала в себе от 1,5 до 1,88 грамма серебра, равняясь одной тридцатой талера. Спустя время три "гросса" превратились в один диттхен, а в России "гросс" приравняли к двум копейкам. В XX веке диттхеном стали называть монету в 10 пфеннигов. 
 
В XV–XVII веках в Восточной Пруссии также имели хождение и польские монеты, поскольку страна являлась вассалом Польши в 1454–1657 годах. Это были: "трояк" — был равен 3 грошам; "полторак" — был равен серебряной монете в 1,5 гроша; "тымп" — был равен 18 грошам, которые чеканились до 1765 года. Также в ходу были: "шеляг" — польское название шиллинга и шостак — серебряный шестигрошевик. Из золотых монет, имевших хождение в Восточной Пруссии до XVI века, был дукат, именуемый также гульденом. Его серебряным эквивалентом в XV веке стал талер.
Многообразие монетного обращения в Восточной Пруссии свидетельствует о процветании торговли и хозяйственной деятельности этого региона Европы и о его больших внутренних и международных связях.
 
Сами банки в том виде, в каком мы привыкли их видеть сегодня, появились в Восточной Пруссии во второй половине XVII века. Первым эмиссионным банком во всей Германии стал учреждённый Фридрихом II (Friedrich II) в 1765 году Берлинский королевский банк. Этот банк был государственным банком, имел много привилегий и управлял средствами казны. После наполеоновских войн он был реорганизован и отделен от Казначейства и Министерства финансов, но продолжал эмиссию, и его руководитель оставался государственным чиновником. По сути, банк всего лишь брал деньги "на ответственное хранение". Остро вставал вопрос о денежной реформе и вводе бумажного эквивалента монетам — банкнот. Бумажные деньги получили широкое распространение в Кёнигсберге в 1836 году. Именно тогда и возник повышенный спрос на кредиты: банки уже не расставались с золотом и серебром, спокойно лежавшим в хранилище, а выдавали лишь его "бумажный эквивалент". Золото было всегда в цене и не горело, в отличие от бумаги, пусть и в виде денег. Процедура выдачи кредитов населению заметно упростилась. Хотя и тут не обошлось без ложки дёгтя — возникали кризисы, связанные с переизбытком банкнот, не обеспеченных реальным золотым запасом.
 
 
В XIX веке в Кёнигсберге насчитывалось уже около двадцати банков. Не такая уж и большая цифра даже в то время. Банковская система в Восточной Пруссии развивалась гораздо медленнее, чем на остальной территории Германии. Самым авторитетным и доходным был "Имперский банк". Его главное отделение располагалось на Schloßplatz (ныне район восточной стороны Дома Советов). Его конкурентами были "Коммерческий банк" и "Восточно-прусский земельный банк" на Kneiph. Langgasse (ныне часть Ленинского проспекта), "Райффайзенбанк" на General-Litzmannstraße (ныне Советский проспект) и сельскохозяйственный кредитный банк "Восточно-прусский ландшафт" на Landhofmeisterstraße (ныне улица Тюленина). Отдельно стоит сказать о "Кёнигсбергском городском банке" — его учредителями были город Кёнигсберг и Союз переводных банков Восточной Пруссии (Giroveband Ostpreußen). Главный офис банка находился на Kneiph. Langgasse, 60 (ныне часть Ленинского проспекта) и Magisterstraße, 70–71 (ныне район острова Канта), а его отделения располагались в здании Немецкой Восточной ярмарки Кёнигсберга (ныне район площади Победы в сторону улицы Горького) и на Hufenallee, 33–40 (ныне улица проспект Мира). Городской банк был учреждён после Первой мировой войны с целью облегчения затруднительных кредитных условий на востоке Германии, когда Восточная Пруссия оказалась отрезанной от метрополии. В городе также были популярны два других банка: "Северогерманское кредитное общество", во главе которого стоял Георг Маркс (Georg Marks), и частный банк "Вдова Йозефа Симона и сыновья". А сам Вальтер Симон (Walter Simon) славился в Кёнигсберге как банкир-меценат.
 
По окончании Первой мировой войны большинство банков стали банкротами. Гиперинфляция лишила их средств на существование. Оно и логично: кто будет держать деньги в банке, если тогда зарплату выдавали два раза в день многокилограммовыми пачками денежных купюр, а уже через полчаса купить на них ничего было нельзя? С этого момента в Восточной Пруссии наступило время эрзац-монет, или нотгельдов — специальных денег, выпущенных в оборот различными органами местной власти, а также неправительственными организациями в период с 1914 по 1924 год в Германии и других странах в связи с кризисом, нехваткой мелочи и гиперинфляцией. Но денежный хаос быстро закончился с приходом к власти национал-социалистов во главе с Гитлером. Очень быстро был установлен новый порядок денежных операций и выпуска банкнот. Для этих целей вся финансовая система Германии была взята в руки нацистов, и с 15 июня 1939 года "Имперский банк" подчинялся непосредственно лично Гитлеру. А для всех остальных банков была установлена жесточайшая вертикаль власти беспрекословного подчинения третьему Рейху. На этом довоенная финансовая история Кёнигсберга обрывается.
 
 

Архитектурное описание здания

 
Здание сельскохозяйственного товарищества "Райффайзенбанк" было построено в 1937 году в Кёнигсберге для главного управления "Райффайзенбанка" всей Восточной Пруссии. Своё название он получил по фамилии немецкого общественного деятеля и бургомистра — Фридриха Вильгельма Райффайзена (Friedrich Wilhelm Raiffeisen), который одним из первых создал кассы взаимопомощи для немецких крестьян во время голода и кризисов. Автором архитектурного проекта здания выступил известный кёнигсбергский архитектор Зигфрид Зассник (Siegfried Zassnik). Он проектировал также здание страховой компании "Северная звезда" (ныне гостиница "Москва" на проспекте Мира), вход в Кёнигсбергский зоопарк (ныне Калининградский зоопарк) и кинотеатр "Палас" (ныне к/т "Заря").
 
Здание имело четырёхугольную форму, выстроенную из клинкерного кирпича, вытянутую вдоль по периметру, один главный центральный вход, высотность в четыре этажа вместе с мансардой, массивную вальмовую двускатную крышу с деревянными перекрытиями, покрытую красной клинкерной черепицей. По всему периметру лицевого фасада здания тянулся многочисленный ряд оконных проёмов, создавая впечатление хай-тека современного времени. Фасад здания был облицован специальной светло-жёлтой декоративной штукатуркой, такой модной в 1930 годы в Кёнигсберге. Внутри здания располагались сберегательные кассы, служебные кабинеты и просторные фойе для посетителей. С этажа на этаж тянулись массивные и широкие винтовые лестницы, а вдоль них — оконные коридоры, выложенные причудливой стеклянной мозаикой. С левой стороны здания имелась ещё одна однотипная пристройка, но уже меньших размеров.
 
Козырёк главного входа банка украшали две бронзовые мужские фигуры, подчёркивавшие, что тут, помимо банка, находилось и сельскохозяйственное товарищество, а над главным входом красовалась кованая медная табличка — Raiffeisenhaus. Их создал преподаватель Кёнигсбергской школы искусств Франц Андреас Трейне. Увы, после войны обе мужские фигуры бесследно исчезли. Куда и кем они были вывезены — до сих пор доподлинно не известно.
 
Фото из личного архива Юрия Захарова

Послевоенная судьба здания

 
Во время бомбардировок Кёнигсберга английской авиацией в августе 1944 года и штурма города в апреле 1945 года зданию бывшего сельскохозяйственного товарищества "Райффайзенбанк" не был причинён существенный ущерб, и оно было восстановлено почти в первозданном виде. После войны в него переехало областное статистическое управление, которое занялось учётом послевоенного немецкого наследия: предприятий, плавательных средств, поездов, топлива, продуктов, памятников и многого другого, что осталось от немцев после войны. Также в этом здании сразу после войны была проведена первая перепись городского населения. 
 
Фото из личного архива Юрия Захарова
 
В начале 1950-х годов в этом здании находилось гражданское управление города, а затем — облисполком. В него приходил каждый, кого направляли на работу в Калининградскую область. Ныне в здании располагаются Управление Федеральной миграционной службы России по Калининградской области, а также более 30 мелких организаций и фирм. Постановлением правительства Калининградской области №132 от 23 марта 2007 года здание сельскохозяйственного товарищества получило статус объекта культурного наследия регионального значения.