Осколки Кенигсберга
Автор: Иван Скобей
25.03.2017
17:12

Складское право и шпайхеровские марки: история района СК "Юность". Спецпроект Клопс.Ru "Осколки Кёнигсберга"

Центр нашего города для каждого его жителя хорошо знаком и узнаваем. Но это обманчивое на превый взгляд впечатление. Сегодня наша с вами прогулка пройдёт по району спорткомплекса "Юность". Во времена Кёнигсберга в этом районе располагались знаменитые шпайхеры Ластадий. Об их истории, жизни и послевоенной судьбе мы вам сейчас расскажем.
 
Фахверковые шпайхеры Ластадий Кёнигсберга — Fachwerkspeicher auf der Lastadie Königsberg
 
Спасибо нашим друзьям "Аэросъёмка в Калининграде" за отличное видео.
 
Время строительства: 1327 год. 
 
Адрес расположения: Königsberg, Bohlwerksgasse / Neuer Graben / Unterlaak /Altstädt. Bauhofgasse / Lizentgrabenstrasse — Калининград, район улиц Н. Баграмяна / Красноярской / Московского проспекта / Гюго / Мариупольской.
 
Архитектор: неизвестен.
 
 

Историческая справка

 
Строительство гидротехнических сооружений, которые обеспечивали внутреннее судоходство Восточной Пруссии, было начато в XII–XIII веках рыцарями Тевтонского ордена. На протяжении семи веков в Кёнигсберге создавалась единая водная транспортная сеть, которая включала в себя реки, заливы и огромное количество различных гидротехнических сооружений. Одновременно с этим в месте слияния двух рукавов старой и новой Прегели (Der alte & neue Pregel) был основан Кёнигсбергский порт. Одним из главных символов величественного Кёнигсберга являлись его Ластадии (Lastadie) — район старинных фахверковых складов. Данный городской район имел следующие границы: с севера границей являлась улица Unterlaak (ныне часть Московского проспекта в районе гостиницы "Ибис"), с юга границей служило русло Старой Прегели (Der alte Pregel), с востока — набережная Хундегатт (ныне изгиб бокового русла Старой Преголи, проходящий между эстакадным мостом и СК "Юность"), ну а с запада границей служила улица Lizentgrabenstraße (ныне это улица Мариупольская).
 
Точное происхождение слова Lastadie доподлинно не известно. По одной из версий, оно относится к латинскому языку и звучит как Lastadium или Lastagium, что в переводе на немецкий означает Ballast (last в переводе с немецкого означает "груз, ноша, тяжесть"). Именно так в старых портовых городах Европы называли районы складов и перевалки судовых грузов, которые в наши дни принято называть грузовыми терминалами. Есть и другая версия происхождения данного слова: слово Lastadie возникло от Lad-Staden, то есть Lade-Stellen (места погрузки) или Lade-Ufer (места погрузки на берегу). Интересно отметить, что все жители Кёнигсберга от мала до велика произносили это слово, протягивая звук "А", и звучало это как Lastaadje.
 
Шпайхеры Ластадий имеют многовековую историю, а первое упоминание о них относится к 1327 году, когда были построены первые фахверковые склады в городском районе Лаак (Laak) возле набережной Хундегатта (Hundegatt), ставшие потом одной из главных достопримечательностей всего Кёнигсберга. Большое количество шпайхеров в Кёнигсберге в то время было обусловлено действием так называемого складочного права (ius stapulae emporii et despositorii), дарованного в 1365 году Альтштадту, Кнайпхофу и Лёбенихту 22-м великим магистром Тевтонского ордена — Винрихом фон Книпроде (Winrich von Kniprode). В 1519 году складочное право подтвердил последний великий магистр Тевтонского ордена и первый герцог Пруссии — Альбрехт Бранденбург-Ансбахский (Albrecht von Brandenburg-Ansbach), сделав его традиционным к дальнейшему подтверждению всех суверенов Пруссии, включая польских правителей, вплоть до его отмены в 1782 году. 
 
Сам район Лаак являл собою рабочий район, где весь день портовыми рабочими шла погрузка и выгрузка грузов с причаливших к набережной Прегели многочисленных судов. Его южную сторону занимал порт, на восточном берегу располагались Ластадии, в центре Лаака был расположен Лицентский (Lizentbahnhof), или Пиллауский (Pillauer Bahnhof), вокзал, а у северной стороны стояли цеха сталелитейного завода "Унион" (Union). Местный пейзаж представлял собою причалы, фахверковые склады, железнодорожные рельсы, торговые и транспортные конторы. Здесь всегда была напряжённая, рабочая атмосфера, которая задавала ритм остальным районам города. Каждый из трёх средневековых городов Кёнигсберга (Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф) имел в своём распоряжении "складскую базу", но лишь альтштадтские Ластадии стали в итоге полноценным городским портом. Произошло это благодаря тому, что находились они ниже по течению старой Прегели и принимали грузы, идущие мимо вокзала «Голландское бревно» (Holländerbaum Bahnhof) с Балтийского моря и залива.
 
 

Фахверк — узнаваемый архитектурный стиль Кёнигсберга

 
На карте Кёнигсберга, составленной в 1600 году Иоахимом Берингсом (Joachim Behrings), квартал шпайхеров Лаcтадий носил такие названия, как Therhoff, Packhaus, и Großen Krahn. К сожалению, этот район с его старыми и, на первый взгляд, не очень-то привлекательными складскими постройками не вызывал особых симпатий у жителей города. Из-за этого они появлялись тут лишь по необходимости, когда путь неминуемо пролегал через этот район Кёнигсберга. Да, старинные фахверковые шпайхеры трудно было отнести к монументальным, величественным сооружениям, они не являлись выдающимися произведениями искусства. Однако если рассмотреть их поближе и более пристально, нельзя не согласиться с тем фактом, что былые мастера дерева и камня, создавшие эти, на первый взгляд, неказистые, зачастую по-ремесленному простые творения, несомненно, обладали художественным вкусом и чувством прекрасного. В качестве примера можно привести склад Schäferspeicher с его изящной конфигурацией фахверковых конструкций. С ним контрастировали шпайхеры, построенные на берегу Прегеля приблизительно в 1900 году. Это были самые обычные строения из обожжённого кирпича, лишённые декоративных элементов и оттого выглядевшие весьма мрачно. 
 
Старинные же шпайхеры, напротив, оживляли городской пейзаж, и не только за счёт удачной конфигурации фахверковых конструкций, но и благодаря яркой окраске, с применением болюсного грунта и охристых цветов. При беглом взгляде на эти здания могло показаться, что все они выглядят абсолютно одинаково. Однако это было обманчивое ощущение. Благодаря разной высоте шпайхеров и выдвинутых в сторону фасадов помещений для лебёдок узкие улочки Ластадий оживали, а открытые дверцы многочисленных загрузочных люков и окошек придавали им особое очарование, усиливавшееся, помимо прочего, за счёт несоблюдения фасадной линии при строительстве этих зданий. Общую картину дополняли причудливые кованые замки и петли на дверях складов, многие из которых являлись подлинными произведениями искусства. Весь район шпайхеров был исчерчен поперечными и продольными узкими улочками и закоулками. Из-за этого, когда очередной ряд складов заполнялся грузами до отказа, городские власти начинали строить новую серию фахверковых складов параллельно старым, но уже с небольшим удалением от предыдущих для более удобного проезда повозок и телег с различными грузами. Таким образом и образовалась сеть переплетений узких улочек Лаака, в которой любому горожанину можно было потеряться как в сказочном лабиринте. 
 
 

Архитектурное описание здания

 
Около 500 лет назад в Германии, а затем в других странах Центральной и Северной Европы появился архитектурный стиль под названием фахверк (Fachwerk). Фахверк — это разновидность строительной конструкции, где секции из диагональных балок придают зданию характерный вид и пространство между балками заполняется глинобитным материалом (глиняный саман, кирпич или камень). Все деревянные узлы здания были скреплены специальными строительными элементами — нагелями (деревянными гвоздями). Фахверк применялся в основном в строительстве жилых домов для людей среднего класса, которых в Европе было большинство, а также в сооружениях, предназначенных для торговли, для складских помещений. Применение фахверка в строительстве амбаров, складов и других сельскохозяйственных постройках объясняется его устойчивостью к влаге (хранящееся внутри имущество не сырело и не плесневело) и его повышенной теплосохранностью. Вместе с тем фахверк требовал большого ухода, т.к. помещение было необходимо "прогревать", чтобы солома, находящаяся внутри, не оставалась сырой.
 
Шпайхер (он же склад) района Ластадий имел фахверковую конструкцию, характерный узкий фасад здания в пять — семь этажей, узнаваемый продлённый конёк крыши, под которым скрывалось колесо лебёдки, и многочисленные деревянные дверцы на каждом этаже (высота внутреннего этажа не превышала двух метров). Первый, цокольный, этаж шпайхера строили из клинкерного кирпича, специальной степени твердости обжига. Над ним ставили длинные столбы во всю высоту здания, которые носили название "стойки" (вертикальные конструкции через весь фасад). Эти опоры были несущими, на них крепилась вся деревянная конструкция межэтажных перекрытий. Мощный деревянный каркас склада выдерживал многотонные грузы, вес самих стен склада, его кровлю и вспомогательные механизмы для подъёма грузов с земли на верхние этажи склада. А вот сами стены фахверкового склада особой нагрузки на себе не несли, именно поэтому каркас постройки мог заполняться даже саманной массой (смесь соломы и глины). Но владельцы складов всё-таки предпочитали родной и милый сердцу клинкерный кирпич, которым охотно заполняли ниши между деревянными конструкциями лицевого фасада склада.
 
 
На лицевой стороне каждого шпайхера имелось несколько входных ворот для проезда повозок, телег и прочего грузового транспорта. Рядом с ними находились обычные деревянные двери, рассчитанные на рост портового рабочего, несущего на своей спине тяжёлый мешок с грузом. Разделение широкого и узкого входов в склад имело одну функциональную особенность — за узкими входными воротами находилась специальная лестница, ведущая сразу на второй этаж, по ней рабочие и таскали свои тяжёлые мешки. Характерной чертой всех факверковых складов Ластадий являлось множество маленьких неостеклённых окошек с деревянными ставнями на каждой из половин лицевого фасада склада. Эти окошки открывались в определённом порядке: если слева все окна были открыты, то справа их все закрывали, и наоборот. Эта хитроумная оконная система была придумана специально для размещённых внутри склада грузов. Открытые настежь окна одной из половин скалада предназначались для проветривания и регулировки воздухообмена сложенного там груза, очень чувствительного к сырости и нагреванию складского воздуха. 
 
Ещё одной характерной особенностью фахверковых складов был их так называемый клюв. Он представлял собою эркер (выступающая за плоскость фасада часть помещения) высотой в половину этажа, располагавшийся под самым коньком двускатной крыши склада. Помимо декоративной функции, он выполнял ещё и очень важную функцию, являясь помещением для подъёмного механизма грузов. Вся эта система работала так: связку мешков с различными грузами крепили на строп (специальное устройство из тросов), роль которого выполняла прочная лебёдка, которая шла от механизма, установленного в эркере до уровня нужного этажа. Сам эркер выполнял функцию подъёмного крана. По центральной оси фасада, где проходил строп, каждый этаж имел ворота в высоту человеческого роста. Стоящий в воротах портовый рабочий принимал поднятый на стропе груз на нужной ему высоте и этажности склада и складировал его. Другой рабочий крутил внушительных размеров колесо, приводя в движение коленчатый вал, и привязанный к канату груз поднимался на нужную ему высоту. Всё гениальное — просто! 
 
Но немцы не были бы немцами, если даже здесь не проявили свою педантичность и предусмотрительность: чтобы углы поддонов и коробов от поднимаемых грузов не побили штукатурку склада, его стену на пути груза покрывали специальными деревянными щитами, что надёжно защищало фасад шпайхера от случайных повреждений. Все эти элементы делали данные строения узнаваемыми горожанами и выделяли их на фоне всех остальных районов Кёнигсберга. Многие из шпайхеров украшались родовыми гербами, знаками торговых фирм или индивидуальными знаками. Они служили заменой табличкам с номерами домов и указывали на название того или иного хранилища. Их делали из камня и чаще всего встраивали в стену над входом в здание. Эта традиция знаков пришла к нам из средневековья , когда городские постройки не имели номеров, а лишь носили определённые названия. 
 
 

Шпайхеровская марка — лицо каждого фахверкового склада 

 
Каждый склад имел соответствующий знак (марку или маркировку), оставшуюся в наследство со времён средневековья. Сам знак представлял собою табличку с рельефным изображением, которую по традиции укрепляли на фасаде склада. Он помещался выше человеческого роста, ближе к углу фахверка, чтобы избежать его повреждения поднимаемым на лебёдке грузом. Сюжеты шпайхерских марок были очень разнообразными — на них помещались фигурки животных, различные аллегорические образы, мифологические сцены, эмблемы с надписями или геральдические щиты. 
 
В Кёнигсберге этот давний обычай соблюдался в течение многих веков. Из самых колоритных и причудливых на названия стоит выделить такие марки шпайхеров: представителями диких животных были "Лев", "Орёл", "Слон", два "Медведя" и три "Оленя"; представителями домашних животных были "Козёл", "Лошадь и бык", "Петух", два "Янгёнка", "Корова" и "Телёнок"; представительство людей составляли "Пастух" и "Охотник"; представителями воздушной среды были "Пеликан", "Гриф", "Аист", два "Лебедя" и "Голубь"; ну и наконец, представителями водной стихии являлись "Налим", "Карп", два "Кита" и "Летучая рыба". Также были и совсем диковинные названия: "Великан", "Справедливость", "Виноградная гроздь", "Дикарь", "Ноев ковчег", "Пальма" и "Дева". Для того чтобы вы в полном объёме смогли оценить всё разнообразие и причудливость шпайхеровских марок, мы сделали для вас их сводную подборку в виде мозаики из отдельных марок. В ней мы привели все самые известные и узнаваемые марки шпайхеров Ластадий. Достаточно одного взгляда, чтобы понять, насколько бережно и трепетно относились хозяева складов к своим родовым строениям и насколько важно для них было иметь своё "лицо" в виде именной марки.
 
В XVIII веке у складов Ластадии появились свои собственные адреса и номера, как у других городских зданий. Именно эти цифры стали гравировать на складской марке хозяева каждого отдельного склада. Также на марке высекался год основания самого склада, тем самым подчёркивая его благородство и исторический возраст. Но время стремительно шло, и каждый из хозяев складов  норовил перещеголять своего конкурента, посему тематика зверей и мифических мотивов стала стремительно сходить на нет. Её постепенно стали заменять отдельные вычурные и красивые родовые купеческие гербы. В таком многообразии причудливого исполнения и форм они просуществовали вплоть до конца войны, пока их навсегда не уничтожил огонь напалмовых бомб английской авиации...
 
 

Железные дороги — важные рабочие "артерии" Ластадий

 
Теперь стоит рассказать о сети железнодорожных путей, что шли по всему району шпайхеров Ластадий во всех направлениях. Именно по ним портовые рабочие развозили грузы по отдельным складам с приходящих в порт кораблей. Сама железнодорожная сеть рельсов Ластадий появилась чуть раньше расположенного западнее товарного Лицентского (Пиллауского) вокзала. Сам вокзал был открыт в 1865 году для обслуживания поездов в Пиллау (ныне город Балтийск), отсюда и происходит его второе название — Пиллауский. Первое же название вокзала — Лицентский — было связано с тем, что находился он на улице Lizentgrabenstrasse (ныне улица Мариупольская) в районе Лаак. Параллельно в этом районе был построен подъёмный Железнодорожный мост (Eisenbahn Brücke) через Прегель, который связал Лицентский вокзал с Восточным вокзалом (Ostbahnhof) в районе Фридрихсбургских ворот (Friedrichsburger Tor). В 1895 году Лицентский вокзал становится одной из конечных остановок первой линии кёнигсбергского электрического трамвая. Эта линия, которая связала вокзал с городской площадью Neuer Markt (Новый рынок), начала работать в 1891 году.
 
Интересно отметить, что в те времена в городской черте, и в частности районе Ластадий, существовали "железнодорожные круговые развязки", представлявшие собою пересечение нескольких ж/д линий, соединённых в узле специальным поворотным кругом. Вся это система работала следующим образом: паровоз с небольшим количеством вагонов или вагонетка въезжали на круговую платформу, круг поворачивался вокруг своей оси и перемещал весь состав целиком на нужную ветку. В 1890 году началось строительство Кёнигсбергского морского канала, а в 1920-х годах ХХ века был построен новый Кёнигсбергский порт, сразу став одним из самых современных на тот момент в мире. Одновременно была проведена реконструкция всего кёнигсбергского железнодорожного узла, после чего Лицентский вокзал потерял свою первоначальную функцию и стал функционировать только как грузовая станция. Основной грузооборот переместился в Вольную гавань нового порта, а старые Ластадии стали играть вспомогательную роль.
 
Ещё нельзя не упомянуть о главной проблеме всего района шпайхеров Ластадий — речь идёт о часто случавшихся в то время городских пожарах. Деревянные конструкции фахверковых складов являлись тому отличным подспорьем. Поэтому городские власти были вынуждены выстроить севернее района Лаак отдельную пожарную часть с высокой тренировочной фахверковой вышкой, выполнявшей в том числе и наблюдательную функцию. Речь идёт о вахте №1, носившей имя Альтштадт. Она была построена в 1907 году и расположена на улице на Altstädt. Bauhofgasse (ныне улица Гюго в районе СК "Юность"), но до наших дней она, к сожалению, не сохранилась. 
 
Из хроник кёнигсбергских пожаров в этом районе можно отметить следующие даты. В 1464 году выгорел весь складской квартал старых шпайхеров Ластадий. В 1764 году сгорело 49 фахверков, в 1769 году — уже 143, а в 1811 году — 134 склада. Много шпайхеров погибло в огне городских пожаров 1813 и 1839 годов. С развитием пожарного дела и улучшением противопожарной охраны количество пожаров заметно уменьшилось, поэтому лишь немногие склады становились жертвами огненной стихии.
 
 

Послевоенная судьба шпайхеров Ластадий

 
Во время бомбардировок Кёнигсберга английской авиацией в августе 1944 года и штурма города в апреле 1945 года району Ластадий был нанесён непоправимый ущерб. Ввиду того, что весь район фахверковых складов был построен из дерева и камня, от напалмовых бомб английской авиации сгорел как спичка за несколько часов, оставив после себя тлеющее пепелище. В огне погибли уникальные и многовековые шпайхерные склады — гордость и достопримечательность всего Кёнигсберга. После Второй мировой войны остатки сгоревших Ластадий были снесены и сравнены с землёю. Проходившая через Лицентский вокзал железнодорожная ветка перестала использоваться и была законсервирована; сам же вокзал окончательно прекратил своё существование. Пролёты Железнодорожного моста были разобраны и сняты и теперь хранятся на территории Музея Мирового океана. С конца войны и до начала 1970-х годов территория бывших Ластадий Кёнигсберга пустовала, будучи похожей на одно сплошное выжженное поле, отпугивая население близлежащих кварталов. Пока 1978 году на этом пустыре не был построен и открыт дворец спорта "Юность". А в 1990 году во дворце был построен 50-метровый плавательный бассейн, так популярный среди горожан Калининграда. Фасад здания дворца до сих пор украшает сграффито (техника создания настенных изображений, достоинством которых является их большая стойкость), фигуры спортсменов, напоминающие изображения на античных вазах, работы дизайнеров С. Кошкина и М. Балдецкой. 
 
Помимо него, на бывшей набережной Хундегатт были установлены два памятника: памятник рыбакам и памятник Николаю Чудотворцу. Памятник рыбакам (пионерам океанического лова) был установлен в Калининграде в 1978 году. Монумент представляет собой бетонную конструкцию в виде двух парусов рыбацкой шхуны (по другой версии — в виде двух ладоней). На западной стороне стилобата размещена надпись из бронзовых букв: "Пионерам океанического лова". На восточной стене — посвящение: "Светлой памяти рыбаков, погибших в море". Эпитафия дополняется парящей бронзовой чайкой — вечным спутником мореплавателей. В 2008 году обветшавший памятник был отреставрирован и заново открыт ко Дню города 12 сентября. Второй памятник Николаю Чудотворцу был установлен 23 декабря 2009 года перед памятником рыбакам. Таким образом, оба памятника составляют теперь единый ансамбль. Торжественное открытие всего реконструированного мемориального комплекса состоялось 8 июля 2010 года. За ними располагается ещё один узнаваемый и важный городской объект, что косвенно располагается на территории бывших Ластадий — речь идёт о Музее Мирового океана. Это первый в России комплексный маринистический музей, расположенный в Калининграде, имеющий экспозиции посвящённые судоходству, морской флоре и фауне, геологии и гидрологии Мирового океана, а также маринистическую библиотеку и действующую экологическую станцию. Сам музей начал свою работу в 1994 году, когда на вставшем на вечную стоянку у музейного причала судне "Витязь" были оборудованы выставочные площади. Ну а в остальном территорию бывших Ластадий занимают типовые советские многоквартирные многоэтажки, которые располагаются на улицах Набережной Баграмяна, Красноярской, Мариупольской и части Московского проспекта. Тех самых улицах, что когда-то были узкими улочками кипящего, как котёл, от тяжелой и непрерывной работы Лаака…
 
 

Послесловие от автора

 
Несколько лет назад на территории Музея Мирового океана была открыта символическая памятная доска, посвящённая погибшей в огне войны кёнигсбергской Ластадии. Это единственное, что сейчас напоминает нам о прежде крупном порту, его портовой набережной Хундегатт и самом районе фахверковых складов Лаака, каждый день похожих на один огромный муравейник, где всё время шла тяжёлая работа и время не было властно над ним. Сейчас же бывшая набережная Хундегатт уже активно застраивается, появилась гостиница "Ибис", на очереди ещё одна по соседству. А в планах у городских властей — застроить всю территорию бывших кёнигсбергских Ластадий новыми элитными многоэтажками и гостиницами. Только вряд ли они будут нести их наследие и быть так же узнаваемыми горожанами, как их предшественники почти 700 лет назад. А в итоге всё получается, как в известной поговорке: "Что имеем — не храним, потерявши — плачем"…
 
 
45