Новости
03.02.2016
14:18

"Я — крайний": как калининградец спасал тысячи рыбаков со льдин

"Я — крайний": как калининградец спасал тысячи рыбаков со льдин
Житель небольшого посёлка Каширское под Калининградом Валерий Фадеев за свою жизнь спас больше двух тысяч рыбаков, за что в своё время и получил Героя России. Журналист "АиФ-Калиниград" побеседовал с ним  о спасенных, людской благодарности и бюрократах при должностях.
— Если бы к вашему старенькому дому на берегу Куршского залива пришли все спасённые им рыбаки, выстроилась бы очередь больше километра…
— Я живу в посёлке с 1958 года, в совхозном доме, который получили ещё отец и мать. У меня пять братьев и сестра - все охотники да рыбаки. Как только лёд встаёт, образуется что-то вроде "горячей линии": народ интересуется, как на заливе обстановка. Сюда же обращаются за помощью, если беда. При Советском Союзе из Калининграда на залив приезжало раз в десять больше рыбаков, чем сейчас — предприятия специально выделяли для них автобусы. Водители оставались на берегу. Что случится — бегут по посёлку. Зовут подмогу. Чаще всего крайним оказывался я.
— Третьего марта 1994 года в Куршском заливе произошла страшная трагедия: в море унесло льдину с несколькими сотнями рыбаков. Тогда вы с односельчанином Сергеем Бариновым (он тоже получил Героя России) спасли 47 человек. Как это было?
— Я накануне сильно простыл на рыбалке, температурил. Вдруг прибегает сосед: "На заливе лёд оторвало вместе с людьми!". Жена уху варила, сразу в крик: "Куда ты, больной!". Но знать, что люди тонут, и не помочь? Я так не могу. Вместе со мной быстро собрался Серёга Баринов из дома напротив. Вышли на моторке по речке Марьянке к заливу, дотащили её до полыньи (метров семьсот было).
Рыбаки борются не только с браконьерами, но и с бюрократией. Куда ушла треска? Рыбак из Калининграда - о квотах, флоте и браконьерах С километр отмахали до льдины, на которой сгрудились 15-20 рыбаков. Больше трёх на борт не брали. Так в несколько заходов переправили всех. На другой льдине людей было больше — человек 30.

Ползают по льду, вокруг — шуга, боятся в глубину сорваться. Полчаса уговаривали их в лодку сесть. Первым взяли мальчика лет семи. Делали ходки, пока не стемнело. У нас на буксире была лодка четырёхместная, в неё разом одиннадцать человек прыгнуло. Их и накрыло волной. Трос натянулся, еле успели отцепить, иначе на дно утянуло бы. Сами в панике были, но успели двоих рыбаков подобрать: Мишу Зеленкова и отца того мальчика. Повезло ему. Всего спасли 47 человек.
Больше не пошли — выбились из сил. А вот Сергей Елетин на заливе провёл всю ночь. Он рассказывал, как страшно там было. На льду оставалось 150-170 человек. Одни прощались, другие замерзали молча. Многие в отчаянии бросались в воду и умирали от переохлаждения. Пять-шесть всего до берега живыми добрались. Ещё год спустя тела находили.