Новости
17.12.2015
12:23

"Мы не хотели денег. Мы хотели справедливости": сын погибшего на Берлинском мосту рабочего об амнистии для виновника трагедии

20-летний Юрий Бойцов, сын погибшего под обломками рухнувшего Берлинского моста Александра Бойцова, рассказал Клопс.Ru, как их семья отреагировала на решение суда. 
 
Напомним, на днях закончилось судебное разбирательство по уголовному делу в отношении 39-летнего начальника строительства  ООО "Спецмост", по вине которого погибли четыре человека. Суд приговорил Сергея Афанасьева к двум с половиной годам лишения свободы и тут же отпустил по амнистии. 
 
Юра Бойцов после смерти отца стал главой семьи и полностью взял на себя ответственность за маму и младшего брата. 

О суде 

Там 10 томов дела, мне не разобраться во всём. Одно я понял: всё из-за того, что Афанасьев разместил на мосту технику. В тот день другая фирма должна была работать, но они не успевали и туда направили рабочих "Спецмоста". 
 
Мы очень разочарованы решением. И само заседание проходило очень странно: в перерывах те, кто был на стороне обвиняемого, уходили в кабинет судьи, о чём-то там совещались. 
 
У нас адвоката не было, наши интересы представлял прокурор. 
 
Мы с мамой не подавали никаких материальных исков. Нам это не нужно. Мы решили: пусть накажут Афанасьева, пусть он отсидит — и хватит.  
 
Другие потерпевшие подавали иски на компенсацию, но их отклонили. Была бабуля — мать рабочего откуда-то из России, она сначала настаивала, чтобы наказание было жёстким. Ей предложили выплатить 400 тысяч рублей, если заберёт, и она как-то повеселела сразу. Две семьи заявили по 10 миллионов. 
 
Соседи говорили, что нам положено 23 млн. Подсчитали ведь как-то! Но я бы никогда в жизни не взял денег, даже если бы предложили за отзыв иска. Но если вспомнить суд над Кривченко, то я считаю, что осуждать никого нельзя.      
 
В суде постоянно говорили о заслугах Афанасьева, о его грамотах, медалях. Вспомнили, что у него жена дома сидит, двое детей, мать-инвалид. Отягчающих обстоятельств не нашли. Он не просил прощения, но и не пытался оправдаться. Просто выразил соболезнования. У меня нет к нему ненависти.       
 
Мы решили, что не будем оспаривать это решение. Всё это сказывается на здоровье мамы — она начинает нервничать, болеть. И я сказал: давай не будем, пусть всё забудется. После суда я просто зашёл к судье и сказал пару слов. Даже документы забирать не стал. 
 
А мама плакала. Она и так часто плачет. Скоро Новый год — первый без папы, мама всё время вспоминает, как раньше отмечали…

О компании "Спецмост"

С нами никто там не общается. Даже когда устанавливали мемориальную табличку на Берлинском мосту, нас не позвали.  

О материальной помощи 

От "Спецмоста" мама и брат получили 500 тысяч, я 300. И сёстры по сто. Страховка составила один миллион. Пришли ещё 200 тысяч рублей, мы так и не поняли от кого. Сказали, что от губернатора. 
 
Мы купили однокомнатную квартиру в Гурьевске, мама живёт там с братом. А я остался в общежитии, где мы жили с папой.  

О том, как прожили этот год 

Первое время было очень тяжело. Сейчас маму немного отвлёк переезд, ремонт.  
 
Отцовские вещи мы отдали в церковь. Рыболовные снасти — отец очень любил рыбалку — раздали друзьям. 
 
Оставили немного — часы, цепочку, ключи от машины.  Я этими ключами не пользуюсь, езжу со своими.  Мама сделала много фотографий, поставила у меня и у себя. 
 
Друзей отцовских, которые считались самыми близкими, не видно и не слышно. Один мужчина, с которым часто общались, даже на похороны не пришёл. А я один раз заступился за него: когда его на улице пацаны хотели отлупить. 
 
Брат мне звонит каждый вечер, проверяет, где я и что со мной. Друзья даже завидуют, что такой заботливый младший брат у меня. Он домашний, как мама. Учится на одни пятёрки. А мне, как отцу, дома не сидится.   
 
У нас есть день, когда мы всей семьёй ходим отдыхать в боулинг, в кино или ещё куда-то. Эта традиция появилась летом. Раньше мама просто не выходила из дома.
 
На Берлинском мосту я не хочу появляться. И табличку мы не видели. Всё время вспоминаю тот день, когда мы приехали туда и увидели спасателей, обломки машин… Когда-нибудь поеду, конечно. Но не сейчас.