Новости
15.09.2015
15:21

"Наш дом не рушится, он дышит": 4 истории из падающего здания на Моспроспекте

По версии администрации Калининграда, в доме №70 на Московском проспекте, который недавно расселили из-за обнаруженной трещины, живет только одна семья. Однако журналисты Комсомольской правды в Калининграде насчитали целых четыре жилых квартиры.
 
Уже второй месяц владельцы квартир дома №70 на Московском проспекте живут на чемоданах. Напомним, после землетрясения 2004 года здание треснуло пополам, и долгое время коммунальщики не обращали на раскол внимания. Так продолжалось до середины июля этого года. Именно тогда городские власти объявили, что дом необходимо расселить – трещина начала расширяться, и, по словам специалистов, здание накренилось на 40 сантиметров. Большая часть жильцов после нескольких собраний разъехалась во временно предоставленные квартиры – основная масса въехала в бюджетное жилье на улице Левитана, кто-то перебрался к родственникам. В общем, разбросало жителей 70-го дома, словно ветром, по всему городу. Но кто-то уезжать категорически не захотел. Журналисты встретились с жильцами квартир, не пожелавших мириться с переездом.
 

История первая: Не живу, но дежурю

 
Попасть в многоэтажку оказалось не так-то просто – на первом этаже день и ночь дежурит охрана, приставленная сюда мэрией во избежание мародерства. В дни переезда у входа ошивалась кучка бездомных, которая даже закатила пирушку, закупив настойки боярышника в соседней аптеке. Видимо, они думали, что осенние дожди и первые морозы теперь будут встречать в комфортных условиях. Планы рухнули с появлением сторожей, осталось только покопаться в переполненных после переезда мусорных контейнерах.
 
- Молодой человек, мы не пускаем ни друзей, ни журналистов, да никого вообще мы не пускаем. Вот если кто-то из жильцов вас проведет, будет другой разговор, - хриплым голосом говорит мне охранник в черной робе и пытается захлопнуть дверь.
 
Я ставлю ногу в проходе, чтобы проверить серьезность его намерений.
 
- Проход освободите! – захрипел он, с силой захлопнув дверь. Фанера над входом с надписью "Проход запрещен" едва не обваливается мне на голову.
Выручает вышедшая на балкон второго этажа женщина. Договариваюсь о том, что подойду после обеда.
 
Во второй половине дня встречаю у подъезда Любовь Григорьеву с 4-го этажа. Она на все лето уезжала в Москву к дочке, а когда вернулась, дом был уже пустым. Сейчас она, как и все соседи, переехала на Левитана, но почти каждый день приходит проверить свою квартиру.
 
Любовь Григорьева. Фото Ивана Маркова
 
- А давайте-ка я вам покажу, как моя старая знакомая тут живет, Валентина Ивановна, она с первого этажа, - предлагает Любовь Герасимовна. – Ключи от квартиры на Левитана ей дали, но она там жить не может – там ведь ни аптеки, ни поликлиники. А она пожилой человек. Да она вам сама все расскажет.
 
По дороге к соседке Григорьева рассказывает про самого знаменитого жильца 70-го дома, которого мэрия не может "выкурить" из дома почти два месяца.
 
- А вот на Толика с 8-го этажа уже и в суд подавали, и выселить хотели, и воду отключали, - говорит Любовь Григорьева. - Но он вместе с ребенком и беременной женой тут живет, не сдается. Если бы меня сосед не затопил, и если бы какие-то вещи у меня тут оставались, я бы тоже, как Толик, тут осталась. Я ведь даже ремонт не успела после потопа до конца доделать.
 

История вторая: Пленница поликлиники

 
У соседки не заперто. Валентина Дорощенкова пускает нас в квартиру и приглашает присесть на продавленный зеленый диван.
 
- Обувь ни в коем случае не снимайте! – машет руками хозяйка. – После переезда тут черт ногу сломит! Только и оставила этот старый диван на всякий случай и кое-что из припасов.
 
Валентина Ивановна приняла решение снова жить в 70-м доме из соображений удобства. Дело оказалось в поликлинике: прописка осталась старая, и к другой больнице Дорощенкову никто и не подумал прикреплять. Ей приходилось почти каждый день мотаться мимо своего старого дома, что ей довольно быстро надоело.
 
Валентина Дорощенкова. Фото: Иван Марков
 
- Чтобы попасть в поликлинику, мне нужно обязательно ехать на Невского. Поехала я туда с Левитана, а мне говорят: "Врач в отпуск ушел, поезжайте в Октябрьский поселок". Я на следующий день поехала туда, а мне и говорят: "А ваша поликлиника должна была позвонить нам и узнать, когда выходит доктор". В общем, снова я несолоно хлебавши уехала на Левитана. Назавтра я к врачу, конечно, попала, но не могу же я бесконечно на маршрутке ездить за 22 рубля. Я не миллионер же, да и я все-таки проездной покупала.

Сначала Дорощенкова оставалась в старой квартире только изредка, а сейчас она живет тут большую часть времени. Конечно, в больших неудобствах: без горячей воды, без света в подъезде и с постоянными угрозами о полном отключении водопровода от городской администрации.
 
…На первом этаже кто-то из соседей выясняет отношения с охраной.
 
- Вы бы хоть документы проверяли у тех, кто приходит, а то вот я в который раз захожу, и на меня даже не смотрит никто, - раздается голос эхом по всем коридорам. Охрана что-то хрипит в ответ.
 
- А давайте-ка наверх сходим, - предлагает Григорьева. – Я, как приехала, все никак до 12-го этажа не доберусь, интересно, насколько трещина увеличилась.
На некоторых лестничных площадках лежат горы пустых коробок, бутылки и тряпье – уезжали в страшной спешке. Кто-то думал, что никогда сюда не вернется. Появилась пара разбитых стекол и несколько тяжелых металлических уголков, затянутых болтами – ими пытаются предотвратить расширение трещины.
 
- Смотрите, маячки новые поставили, - Григорьева прищуривается и замечает, что сдвиг произошел где-то на миллиметр. – Нам тут строители объясняли, что дом все-таки не падает, а просто дышит. Вы представляете, дом дышит!

В одном из коридоров восьмого этажа горит свет.

- А вот здесь тот самый Толик живет, - говорит Любовь Герасимовна и нажимает звонок на 49-й квартире. – Не отвечает что-то, наверное, ходит где-то, хотя машина его на месте стоит. Сын-то в школе.
 

История третья: Сердитый Демин

 
Анатолий Демин встречается нам на втором этаже – он зашел в гости к еще одной жительнице падающего дома.
 
- Я в этом доме с сыном и женой живу, все, как положено, – рассказывает Анатолий. - Съезжать отсюда никуда не собираюсь, потому что не понимаю, на каком основании я должен это сделать. Разве есть какой-то договор аренды на то жилье, которое нам предлагают? Никто о договоре уже и не говорит.
 
Демин, постепенно свирепея, начинает рассказывать, что, кроме ключей, выданных под роспись, жильцы ничего не получили.
 
Анатолий Демин. Фото Ивана Маркова
 
- Тот, кто согласился переехать, платит на сегодняшний день сразу за две квартиры, людей просто разводят, они там на птичьих правах живут, - горячится Демин, - а я, например, за горячую воду плачу, которую мне отключили.
 
После этого Анатолий пытается объяснить ситуацию, что называется, на пальцах.
 
- Вот давай я тебе ключи сейчас дам и скажу: "Вот тебе хата, я за базар отвечаю". Ты там будешь жить, но договора я тебе никакого не дам. И всем жителям точно так же два месяца обещают договора, но никто их в глаза не видел. Ну есть же законная процедура, по которой люди переезжают, а когда ничего нет… В общем, я так не согласен. Тут же только одна женщина, Зина ее зовут, из 50-й квартиры, была с муниципальной квартирой, а остальные – все собственники. Зина на Вагонке живет, но она тоже без документов там живет.
 
Сейчас на Демина мэрия уже подала в суд, правда, Анатолий уверен, что дело выиграет.
 
- Они суд постоянно откладывают, а я сейчас возьму, да и обжалую постановление мэрии, и дело еще на полгода затянется. А мэрия мне потом все затраты на адвоката компенсирует – это же не моя была инициатива. Выселить нас отсюда нереально, - еще больше распаляется Демин. - Да и дом не падает вовсе, он дышит просто. Не надо только мне ту щель на 12-м этаже показывать – она там с 2004 года. Покажите лучше хотя бы одну трещину в моей квартире на 8-м этаже, а я там в 2009-м ремонт делал. По обоям бы сразу все отразилось. Квартира в идеальном состоянии!
 
После долгого разговора Демин предлагает аттракцион.
 
- О, а давайте-ка я сейчас при вас позвоню в аварийную службу. Знаете, что они мне ответят? Да ничего! Они просто бросят трубку! Не верите? Ну смотрите, - Анатолий набирает телефон аварийной службы и включает громкую связь.
- Девушка, здравствуйте, это Московский, дом 70. Знаете этот адрес?
- Да, слушаю, - слышится из трубки.
- У нас нет горячей воды.
- У вас дом отключен.
- От чего он отключен, подождите!
- Идите на Павлика Морозова и получайте квартиру.
- Я никуда не пойду, скажите, на основании чего нас отключили?
- Я больше не буду с вами разговаривать.
 
Из трубки послышались короткие гудки. Демин откладывает телефон и торжествующе обводит меня и соседей взглядом.
 
- Так наша управляющая компания теперь еще и свет мне отключить хочет. Только я сходил в "Янтарьэнерго" и все узнал, они мне рассказали, что пока я плачу по счетам, меня никто не отключит. А представитель управляющей компании звонит мне и угрожает, что сама лично мне свет отрубит.

Тем не менее, отключения уже начались, об этом говорят и предупреждающие объявления у подъезда.
 
- Мне вот вчера холодную воду отключили, а я включил ее в подвале. Самовольно! – хвастается Анатолий Демин. - Вот как горячую включить, я еще не разобрался. Там куча задвижек. Был бы специалистом, врубил бы. Пока что всей семьей кастрюли греем, плита-то у нас, слава богу, нормальная, индукционная.
 

История четвертая: Москвичка и ремонт

 
В середине апреля этого года москвичка Наталья Гордеева купила две квартиры в Калининграде: одну для сына – на 9 Апреля, а вторую для себя, в том самом злополучном доме №70 на Моспроспекте. Тут же она начала ремонт: залила стяжку, застеклила балкон, положила кафель в коридоре и на кухне, полностью отделала ванную комнату. Как только рабочие перешли в большую комнату, появилась новость о расселении.
 
Москвичка Наталья Гордеева с матерью. Фото Ивана Маркова
 
- Я за квартиру эту два с половиной миллиона отдала, в ремонт уже полмиллиона вбухала, - рассказывает Гордеева, - а теперь мне съезжать отсюда?
 
Тем не менее, Гордеева пошла узнать, что там с временным жильем. Придя на улицу Павлика Морозова, она обратилась в Управление учета и найма жилья (в то самое, куда Демину советовали обратиться в аварийной службе).
 
- Пришла я и говорю: "Давайте, я напишу, как честный человек, отказ, что мне не нужна квартира на Левитана". А они мне говорят: "А мы вам ничего и не предлагаем". Вы, говорят, ремонт делаете, значит, вам есть, где жить, - рассказывает Наталья.
 
Сейчас она действительно не живет в своей 7-й квартире. Во время ремонта она жила у сына, а сейчас ее пустил к себе сосед Денис Иванов из 6-й, под предлогом присмотра за жильем. В конце лета к Наталье приехала мама, и теперь они вместе думают, как жить дальше. Тем временем, работы на набережной Трибуца, из-за которых, по одной из версий, начал заваливаться дом, возобновились.
 

"Оформить новое жилье в собственность не можем"

 
В мэрии, как оказалось, знают только об одной жилой квартире 70-го дома. Ситуацию с отказниками прокомментировал заместитель главы администрации Калининграда, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов Александр Зуев:
 
- Всем собственникам квартир администрацией было предложено рассмотреть возможность их переезда в маневренный фонд. Тем, кто нуждался в этом, было предоставлено временное жилье. 9 семей из аварийной многоэтажки отказались от предложенных квартир. Свой жилищный вопрос они решили самостоятельно. Если сейчас по истечении времени у них поменялись жизненные обстоятельства и теперь они нуждаются во временном жилье, то они могут обратиться в управление учета и найма жилья для того, чтобы вернуться к рассмотрению этого вопроса. До сих пор владельцы одной из квартир в доме №70 по Московскому проспекту отказываются переезжать в предложенную квартиру, требуя, чтобы новое жилье им тут же оформили в собственность. Однако в рамках действующего законодательства эти требования не могут быть удовлетворены. С целью пресечения сложившейся угрозы жизни и здоровью собственнику квартиры и членам его семьи, администрация Калининграда подала иск в суд о выселении в маневренный фонд.