16:47
Автор:

Эксперт — об опасности терроризма в Калининградской области: У экстремистов нет ни родины, ни флага

Эксперт —  об опасности терроризма в Калининградской области: У экстремистов нет ни родины, ни флага - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / «Клопс»
Фото: Александр Подгорчук / «Клопс»

В Западном филиале РАНХиГС прошёл научно-практический семинар по противодействию терроризма. Ключевым событием стала презентация книги заместителя председателя Правительства Чеченской Республики Джамбулата Умарова «Фактор КРА. Антитеррор»18+. После выступления на конференции с автором побеседовал корреспондент «Клопс».

— Как политик, писатель и эксперт мирового уровня по противодействию терроризму вы подняли вопрос: под флагом ислама, мирной религии на протяжении 1,5 тысяч лет, во второй половине XX века вдруг встали радикалы. Почему это произошло?

— Поменялась геополитическая повестка. Несколько веков вся политика крутилась вокруг Европы, Византии. Дрались между собой голландцы, португальцы, англичане за владение землями. Центр, где принимались все решения, был в Европе. Постепенно эти процессы перетекли в США, чья роль постоянно повышалась. Если до огромной автомобильной промышленности мы говорили о золоте, шелках, пряностях с Востока, то в прошлом столетии страны Европы, США и СССР стали бороться за углеводородное сырьё.

Мусульмане не были готовы держать у себя войска иностранных государств. Первыми вступили на эту землю бывшие английские колонисты, и начались повсеместные восстания в Северной Африке, Иране, Турции. Для того чтобы создать образ врага, нужно было заниматься идеологией. Что можно противопоставить исламу? Исламистскую или антиисламскую идеологию: начинать рассказывать сказки о жестокости мусульман, придумывать басни о жестоком отношении к женщинам, к детям, асоциальном поведении. Веками всё было хорошо, как вдруг стали несовместимыми и чужими друг другу.

И чем дальше росли и крепли транснациональные корпорации, задействованные в добыче нефти, образ местных жителей — мусульман, —становился всё больше негативным. Когда речь шла о захвате Ирака, говорили о мусульманских диктаторах: Саддаме Хусейне, Муаммаре Каддафи. То, что это суверенные государства и население любит своих лидеров, во внимание не принималось. Говорилось, что они тираны, мучают своих граждан. Но какими жертвами насаждалась демократия? Миллионами убитых мусульман. 

Простите, для кого и зачем нужна демократия, которая сопряжена с такими жертвами?

Идёт битва за сырьё. Поверьте мне, обладание Россией — огромной территорией и ресурсами нам просто так никто не оставит. Стоит ли воевать, применяя ядерное оружие? Нет, конечно. Нас могут разорвать на части, как это сделали с СССР. Для этого высмеиваются, а то и подвергаются критике наши политические деятели, глава государства. Размываются наши идеалы, переписывается история. Искажают образы Русской православной церкви, мусульманских священников. Переключается внимание на сектантов, чёрных эмиров: мол те, что в мечетях, они государственные и они врут, а вот имамы, которые в интернете — говорят правду. Это происходит потому, что идёт процесс десакрализации.

Фото: Александр Подгорчук / «Клопс»

— В своей книге вы перечисляете внешние факторы, способствующие возникновению терроризма в России. Как им противостоять?

— В первую очередь должно быть единым общественное мнение, отрицание и отчуждение этого явления. С помощью наших духовных священников, научного сообщества, работников культуры и других сфер мы должны сделать всё возможное и показать, что мы едины в борьбе со злом. Чтобы это поняли те, кто стоит за терроризмом.

Я сейчас говорю про глобальных игроков. Не думайте, что за терактами стоят какие-то эмиры. Это вывеска, в медийном смысле слова это модно и привлекает к себе внимание. Крики, смерти, стоны, плач, горе — это наибольшее проявление самых пронзительных эмоций. Это самые настоящие наследники Геббельса, который тоже создавал эти эмоции, а в итоге поработил всю немецкую нацию и обманул свой народ. И мусульман пытаются обмануть при помощи таких манипуляций. Мы не должны спать, должны понимать, что террорист может прийти в любой из наших домов.  

— Сейчас поступают сообщения о «стихийном терроризме»: кто-то насмотрелся роликов, взял нож, пошёл убивать. Раньше мы представляли теракт как что-то большое, спланированную акцию. Почему ситуация изменилась?

— Ничего спонтанного там нет. Это гораздо более завуалированные, коварные с технической точки зрения, годами продуманные технологии. То есть, акцент на эмоциях. Террористические атаки, которые приводятся в действие при помощи кухонного ножа, грузовика или обыкновенной доски — это методичная и целенаправленная подготовка людей по абсолютно известным методикам психологического или даже психотропного давления. Это делается через Интернет путём целого ряда уловок. Главная цель — внушить людям, что весь смысл их жизней состоит в том, чтобы исполнить приказ эмира. Человека приводят к этому за два-три месяца.

Посмотрите, какая у нас ситуация с суицидом: зачем умирать без идеи, когда то же самое можно совершить, но «оказаться в раю»? Люди идут на это осознанно. Не нужно рассуждать о том, что они взрывают за 200-300 долларов. Это чушь.

— Получается, что вступают в террористические организации не только ради денег. А ради чего? Что такого привлекательного в их лозунгах?

— Речь идёт о религиозной идеологии. Социальный фактор играет определённое значение, но оно крайне второстепенное. Главное — воздействие на веру человека. Сначала вера создаётся, потом создаются предпосылки, чтобы вера была сконцентрирована в поступок — преступление. Вот эта вера получает свой выход через взрыв или выстрел. На этом раннем этапе мы должны перехватить инициативу.

Фото: Александр Подгорчук / «Клопс»

— Как вы считаете, какие меры действительно возымели результат и что лишнее? Например, люди часто говорят, что проверка на вокзалах бессмысленна, так как на менее крупных станциях никакого досмотра нет.

— Опыт Израиля мне импонирует. У них есть служба безопасности, которая досконально проверяет всех и вся. Но я бы делал акцент на профилактической работе, чтобы не было негативного отношения, ненависти к мусульманину. Вот что нужно раскрывать.

— Калининградской области следует опасаться атаки террористов и откуда?

— Террористическая организация сетевая, у неё нет ни родины, ни флага, они могут появиться откуда угодно. Их немало, и наиболее опасные части сконцентрированы не только в Азии, но и в Европе, в США, даже в Южной Америке. Как только определённые люди нажмут на кнопки, эмиры на местах получат инструкции и направят выполнять заказ: сделать взрыв или отрезать голову. Человеку говорят, что даёт шанс попасть в рай. А что 17-18 летний пацан может знать об исламе? Он ещё молиться толком не научился, а уже идёт убивать.

Калининград не исключение, здесь обязательно нужно вести работу. В самой западной части России и настроения могут быть как экстремистские с точки зрения исламской вывески, так и неонацистские, ультранационалистические. Опасность может угрожать с разных сторон: экстремизм не дремлет вне зависимости от религии и конфессий. Поэтому мусульманам надо быть на связи с наиболее авторитетными лидерами и аксакалами, встречаться и общаться. Приглашать авторитетных людей, которые бы проводили полезные лекции. Мы должны воспитать поколение, которое будет понимать, что хорошо, а что плохо. Тогда избежим очень многих проблем и не оставим им площадок для общения. Если мы с вами будем равнодушными, будем падкими на любые фейки, которые вбрасывают на мозги молодёжи, то ничего хорошего не ожидайте.

— Вы прочитали лекцию, пообщались с молодыми людьми, общественностью. Какое впечатление у вас осталось от встречи с калининградцами?

— Самые тёплые. Говорю это не как благодарный гость, а как человек, который впитал эту ауру и ощутил на себе. Сказывается тот фактор, что, когда приезжаешь в регион, где есть коренной народ, которые веками жил, там много пафоса в правильном смысле этого слова. В Калининграде ситуация другая: сравниваю Калининградскую область как освоение новой земли, острова, материка. И осваивают её люди из разных уголков нашей страны. Исторические коллизии сложились таким образом, что коренных жителей, которые когда-то жили, здесь нет. Здесь живут те, кто приехал из бывшего СССР. Что я ощутил особо, и было по-хорошему пронзительно для меня, что дух того советского, любимого мной интернационализма во многом здесь сохранён. И я ощутил себя студентом в дружном общежитии, где каждый приехал откуда-то. Считают, что Калининград — город мечты.

— Какие успешные примеры в других странах вы можете отметить по борьбе с терроризмом?

— К нашей общей радости могу назвать страну, которая победила терроризм — это Россия. Это сделано усилиями Ахмата Хаджи Кадырова и народа, который ему поверил. Разумеется, при поддержке Владимира Владимировича Путина, который поверил в методологию, поверил возможностям и авторитету Ахмата Хаджи. Кадыров привёл республику к миру и созиданию. Он успел попасть в каждый горный аул, говорил и с сельскими жителями, и с горожанами. Он убедил людей, что русские не пришли сеять смерть, а хотят помочь сбросить нам ярмо международного терроризма. Тогда террористы уже свили в Чечне осиные гнёзда. В горах и на равнине — везде были базы подготовки. Собрались отщепенцы из 50 стран с главной целью — разрушить Россию террористическими атаками. Сегодня Чеченская Республика — это территория мира и созидания, которая своими импульсами объединяет Россию и зовёт к патриотизму.

898
+42
Смотреть
график